Бар загар в максимире

Источник: сайт Master-X. Автор: Mia.

Непорочные девушки

В Средие века ценность девственности была повсеместно признана как религиозными, так и светскими властями. Однако у них были некоторые разногласия по поводу ее конечного назначения. Церковь считала, что невинность это дорога к спасению, так как отказ от земных утех помогает избежать грехов. С другой стороны, светские власти воспринимали девственность как что-то, что нужно беречь, но с чем, в конечном счете, нужно расстаться при заключении законного брака. Мужьям необходима была уверенность в том, что их жены рожают детей от них. Поэтому если взять в жены непорочную девушку, то шансы стать отцом именно своих детей значительно увеличиваются. Основное разногласие между религиозными и светскими властями заключалось в споре о том, как правильно распорядиться невинностью: сохранить ее для Иисуса Христа или заключить выгодный брак. Церковь поощряла молодых девушек давать обет безбрачия и становиться монахинями, даровать свадебное приданое церковной казне и заниматься спасением своих душ. Однако большинство отцов этих самых девушек предпочитало, наоборот, выдавать дочерей замуж, получая полезные связи в обществе и иногда даже увеличивая свое благосостояние. Если же дочь принимала решение стать монахиней, родители особо не радовались, так как многие монастыри требовали приданое, причем в таком же размере, как если бы ее выдавали замуж.

Значимость девственности в денежном выражении привела к тому, что стали появляться всевозможные способы убеждения мужчин в непорочности девушки. Обычно у таких невест приданое было несколько больше, и это делало их более привлекательными для завидных женихов. Последние, в свою очередь, скорее всего, тоже одаривали семью невесты хорошими подарками. В помощь женихам в различных загар медицинских трудах описывались методы, которые могли доказать или опровергнуть непорочность девушки. В частности, в книге «Женские тайны» (De Secretis Mulierum) представлено несколько таких способов, начиная от простого наблюдения за поведением женщины, заканчивая исследованием ее мочи и занятием с ней сексом. Другие тексты предлагали не только методы проверки наличия девственной плевы, но и способы ее восстановления (это уже, по-видимому, в помощь невестам).

Преступление и наказание

Как уже упоминалось, церковь давала предписания относительно того, как, когда, где и с кем нужно заниматься сексом. Невыполнение подобных «указаний» считалось грехом. Чтобы священники могли определить серьезность совершенного греха и меру наказания за него, были составлены специальные церковные уложения о наказаниях. Интересно, что сексуальные прегрешения представляли самую большую категорию грехов в этих книгах. За них в качестве наказания предусматривалось: сексуальное воздержание и содержание виновного на хлебе и воде. Степень суровости наказания зависела не только от самого греха, но и от возраста и социального статуса согрешившего. Взрослые и женатые наказывались более сурово, нежели молодые и одинокие, а со священнослужителей за такие проступки спрашивали строже, чем с обычных прихожан. Церковь считала, что на первых лежит больше ответственности, поскольку они должны показывать пример остальным. Пример, супружеская измена. За секс с замужней женщиной или непорочной девушкой, монашкой или рабыней, взрослому женатому мужчине обычно полагалось наказание сроком на пять лет. Но за такое же согрешение священник получал десять лет, а епископ – двенадцать и лишение церковного сана. С другой стороны, внебрачные связи между молодыми неженатым людьми карались только одним или двумя годами. Более того, этот срок в два раза сокращался, если девушка была прислугой (из-за ее невысокого статуса). В общем, к внебрачным интимным отношениям относились более терпимо, нежели к супружеской измене, но об этом чуть позже.

В качестве единственно правильной позы в сексе церковь разрешала «миссионерскую позу». Все другие вариации подвергались наказанию. В частности, за анальный секс наказание было сроком в семь лет; за оральный секс, за позы «по-собачьи» и «женщина сверху» - три года. Запрет на них объяснялся тем, что все они «противоестественны», поскольку мужчина не должен опускаться до уровня животных и всегда обязан занимать доминирующую позицию в сексе. Церковные уложения о наказаниях призывали прихожан заниматься сексом только ночью и только частично раздетыми. Из этого можно сделать вполне очевидный вывод, что секс воспринимался как нечто постыдное.

Одним из самых влиятельных таких уложений в XI веке принято считать труд «Decretum» знаменитого романо-католического правоведа Бурхарда, епископа Вормсского (Burchard of Worms). На основе других предписаний, он предложил свою шкалу сексуальных грехов, которая отчасти учитывала ежедневные потребности людей. Десять дней на хлебе и воде было наказанием за рукоблудие для мужчин. Если же они использовали какой-нибудь деревянный предмет с отверстием, то наказание увеличивалось до двадцати дней. Воздаяние за внебрачные связи с прислугой или неженатой женщиной также было десять дней. По мнению Бурхарда, это были наименее серьезные преступления. Если сравнивать с другими церковными уложениями, то за мастурбацию мужчины могли понести наказание от сорока дней до года, в зависимости от возраста, статуса виновного и частоты его прегрешений.

Десять дней на хлебе и воде также давали за секс с чужой женой в недопустимой позе, если она была беременна или «нечиста» (менструация). Расплата за секс по воскресеньям были четыре дня на хлебе и воде, а за секс во время христианских праздников – сорок дней. Причем срок наказания снижался в половину, если муж был выпившим.

К самым суровым воздаяниям прибегали в случаях инцеста, содомии и скотоложства, вплоть до пятнадцати лет за рецидивы. Но были и более мягкие наказания за некоторые гомосексуальные прегрешения – два-три года за взаимную мастурбацию и секс без проникновения. В таких случаях взрослых мужчин наказывали строже, чем молодых мальчиков.

Бурхард также рассматривает и женскую сексуальность, предписывая священникам задавать девушкам и женщинам следующие вопросы: прибегали ли когда-нибудь к афродизиакам (два года наказания), занимались ли сексом с другими женщинами (пять лет), совокуплялись ли с животными (семь лет), ублажали ли себя дильдами (один год; строже, чем у мужчин), делали ли аборты (десять лет), глотали ли семя своих мужей (семь лет) или подливали свою менструальную кровь в еду или питье мужьям, чтобы возбудить их (пять лет).

По мнению проповедника, любое действие, которое приводило к сексуальному возбуждению или удовлетворению, являлось греховным. Например, рассказывать грязные шутки или смеяться над ними, петь или слушать похотливые песни, исполнять или посещать непристойные мероприятия, мыться в общей бане, а также трогать, ласкать или целовать женские груди и гениталии.

Шкала сексуальных прегрешений Бурхарда получила одобрение у церкви, которая впоследствии стала применять ее повсеместно.

Секс и супружество

На протяжении всего Средневековья церковь предлагала женщинам «искупить грех Евы», по сути, только двумя способами: стать монахиней (лучший вариант) или матерью. Именно поэтому большинство женщин, если они не уходили в монастырь, были вынуждены выходить замуж и рожать детей. Как только девочка была физически готова к сексуальным отношениям, ее выдавали замуж. Считалось, что она готова к замужеству в возрасте двенадцати лет (у мальчиков – четырнадцать). Большинство пар женилось не по любви и сексуальному влечению друг к другу, а по расчету родителей. В основном это касалось только высшего сословия, поскольку при заключении брака происходил обмен собственностью. Женились по любви молодые из низшего сословия, так как у них ничего не было.

Помимо того, что брак заключался для обмена собственностью, церковь рассматривала его как способ контроля сексуальных желаний прихожан. Секс за пределами брака считался греховным, а секс внутри брака разрешался только для продолжения рода. Многие писатели того времени считали, что хорошие сексуальные отношения благоприятно сказываются на супружестве. Однако существовало и обратное мнение, согласно которому ни сексуальное желание, ни удовлетворение не должны играть большой роли в семье. Так, например, философ Фома Аквинский предостерегал, что те мужчины, которые спят со своими женами только ради удовольствия, обходятся с ними как с проститутками. Святой Иероним еще в IV веке выразил мнение, которое вплоть до конца XVI века оставалось превалирующим в обществе: «человек, который слишком страстно любит свою жену, - блудник».

Церковь хотела, чтобы люди занимались сексом только в законном браке, и пыталась всячески это регулировать. В частности, в руководстве для исповедников, Summae Confessorum, изданном в начале XIII века, перечислялись дни, когда муж и жена не могли заниматься любовью: все праздники, постные дни, все воскресения и в периоды, когда жена была «нечистой» (во время менструации, беременности, при грудном вскармливании, в течении сорока дней после родов). Все это означало, что в среднем большинство супружеских пар могли по закону заниматься сексом не чаще одного раза в неделю.

Помимо того, что церковь предписывала, когда надо заниматься сексом, она также прописывала как именно надо это делать. В трактате «Женские тайны» подробно описано, что перед соитием нужно подготовиться физически (опорожниться) и морально. Также необходимо эротическое стимулирование «нижних частей», чтобы разогреть партнершу до нужной температуры. Несмотря на распространенное мнение о том, что женщины - сексуально ненасытные существа, считалось, что они всегда должны занимать пассивное место в интимных отношениях. Женам следовало быть робкими в плане секса, а задача мужчин – верно истолковывать их «сигналы» для сексуального удовлетворения.

Хотя Блаженный Августин и его соратники предостерегали от занятия сексом ради удовольствия, они также напоминали женатым прихожанам о том, что они должны выполнять свой супружеский долг. Правом требовать от партнера/партнерши секса обладал каждый из супругов. Такой секс не считался грехом, если, конечно, жена/муж не требовал за него материальную компенсацию. Если супружеская пара по взаимному согласию решила прекратить свои интимные отношения, а позже один из них передумал, то другая сторона имела право отказать ему/ей в сексе. Обоюдное решение о прекращении сексуальных связей отменяло супружеский долг, и с момента его принятия ни супруг, ни супруга не могли его вернуть в одностороннем порядке.

Прекращение интимных отношений между супругами никак не сказывалось на их социальном статусе. Они по-прежнему оставались мужем и женой, а брак считался полноценным. Церковь пыталась как можно дальше отделить секс и супружество, и отчасти ей удавалось это сделать.

Внебрачные связи и супружеская измена

Несмотря на то, что церковь была вынуждена признать секс в супружеских парах законным и даже правильным (для продолжения рода), она продолжала подавлять сексуальное желание людей. Делалось это для того, чтобы последние могли достичь духовной гармонии, являющейся смыслом жизни. Так, например, Фома Аквинский считал, что похоть приводит к моральному разложению человека. Не отрицая того, что секс - занятие весьма приятное, церковь открыто говорила о той власти, которой он обладает над людьми: чем больше им занимаешься, тем больше хочется. Грехом являлся не сам акт соития, а удовольствие, получаемое от него.

Согласно законам того времени, священнослужители должны были сообщать светским властям обо всех им известных прелюбодеях (все, кто не состоял в браке, но имел сексуальные связи). Те, в свою очередь, могли наказать грешников либо штрафом, либо принудить пару к женитьбе, либо заставить мужчину заплатить родителям «испорченной» девушки выкуп. В большинстве случаев прибегали к двум последним средствам. Если мужчина отказывался от предложенного ему выбора, то накладывался штраф, а в более серьезных случаях применялось телесное наказание. Таким образом, основное внимание уделялось «заживлению социальных ран», а не самим наказаниям.

Мера наказания за внебрачную связь опять-таки зависела от возраста виновного, его социального и религиозного статуса, а также от статуса «потерпевшей». Чем старше блудник, тем жестче наказание. Девушки-крестьянки зачастую воспринимались как «законная добыча», поэтому если мужчины согрешили с ними, то ничего страшного в этом не было. Для христиан, которые занимались любовью с представителями другой веры (с евреями или мусульманами), полагалась смертная казнь. Такое же наказание было за смешанные браки.

Похоже, что, несмотря на указы церковного права и угрозу наказания, необузданные сексуальные отношения были очень распространены во всей средневековой Европе. Более того, большинство людей даже не воспринимали внебрачные связи за грех. По уверениям Святого Викентия Феррера (Vincent Ferrer) (1350-1419), к пятнадцати годам среди молодых людей не оставалось ни одного девственника. Также существуют предположения о том, что в деревнях отношение к сексу было более раскрепощенное, нежели в городах. Наконец, несмотря на то, что церковь относила добрачные сексуальные связи к грехам, на самом же деле, молодые пары имели интимные отношения друг с другом сразу же после помолвки. Это был, своего рода, испытательный срок до заключения брака. Таким образом, если кто-то из пары или даже оба были недовольны интимной жизнью, они в принципе могли отменить намеченную свадьбу.

По сравнению с внебрачными связями, измена была не так популярна в Средние века. Только к концу Средневековья случаев супружеской неверности стало больше, и она перестала рассматриваться как повод к расторжению брака. Эндрю Каплан (Andrew the Chaplain), автор книги «Искусство куртуазной любви» (The Art of Courtly Love), пишет, что если муж изменяет своей жене, которую не любит и к которой не испытывает страсти, то его действия допустимы.

Однако, виновные в супружеской неверности наказывались более жестко, чем те, которые не состояли в браке. Супружеская измена считалась более серьезным грехом, потому что нарушалась клятва, а иногда рождались внебрачные дети. Интересно, что женщин, изменившим своим мужьям, наказывали более сурово, нежели мужчин. Действительно, все средневековое общество считало, что совершившая измену супруга опозорила и обесчестила как мужа, так и всю свою семью; за это должна была понести суровое наказание. Зачастую ее изгоняли из дома, муж лишал приданого, а иногда брил ее голову наголо, чтобы она с позором прошла по улицам города. Более того, суды не спешили наказывать мужей, которые убивали любовников своих жен, поскольку в таких случаях все равно виновата была совершившая измену жена, а не обманутый муж.

Жрицы любви

В Средние века женщины становились проститутками по тем же причинам, что и сейчас: бедность, потеря социального статуса, неблагоприятное окружение и семейная наследственность. Профессор истории и директор центра по средневековым исследованиям Рут Каррас (Ruth Karras) полагает, что несмотря на то, что никто не принуждал их заниматься подобным занятием, о том, чтобы стать жрицей любви, не мечтала ни одна девушка. Возможно, для некоторых незамужних женщин торговля своим телом была единственным средством к существованию. Французский исследователь Жак Россьод (Jacques Rossiaud) приводит цифры по проституции в Бургундии (Франция). Так, к концу Средневековья в городе Дижон четыре из пяти проституток принадлежали к низшему сословию. Средний возраст, когда девушка становилась проституткой, - 17 лет. Четверть из них стала заниматься проституцией по наставлению семьи, и только пятнадцать процентов из них выбрала свою профессию самостоятельно и добровольно.

Интересно, но для большинства блудниц проституция не была единственным занятием. Когда для женщины ее обычная профессия не приносила денег, она на время могла стать проституткой. Другими словами, проституцию порой рассматривали как дополнительный источник доходов.

Согласно средневековой религиозной литературе, церковь предполагала только два выхода из проституции. Несчастная грешница могла либо стать монахиней и искупать свои грехи всю жизнь, либо сразу же обрести спасение, прямиком отправившись на тот свет после покаяния. Церковные законы никогда не запрещали, но намекали на то, что проститутки не могли выходить замуж и создавать свои семьи. Исключение составляет средневековая Великобритания, которая прописала этот запрет в своем гражданском праве. Однако в действительности у многих жриц любви были мужья и семьи. Так, в Париже, Дижоне и Леоне треть проституток была официально замужем, а среди незамужних большинство проживало в гражданском браке. Более того, их мужья зачастую являлись либо их сутенерами, либо искали клиентов для борделей.

В целом, если говорить о проститутках в Средние века, особенно в период позднего Средневековья, они занимались своим делом открыто. У них были свои кварталы «красных фонарей», свой дресс-код, и даже созданы профсоюзы.

Бордели и бани

Проституция была популярным и прибыльным бизнесом. К концу Средневековья появилась даже своя иерархия в этой сфере. На ее вершине находился муниципальный публичный дом, подпадавший под управление городской администрации. Последняя регулировала его деятельность, издавая соответствующие распоряжения. В частности, она запрещала побои проституток и ограничивала для них количество посетителей в день, а также определяла процент прибыли, отчисляемый городской казне. Именно в период между 1350 и 1450 годами проституция начала приобретать законный статус, и стали учреждаться муниципальные бордели. Так, правительство Венеции основало городской публичный дом «Кастеллетто» в 1360 году, во Флоренции подобное заведение появилось в 1403 году, а в Сиене – в 1421 году.

Задолго до того, как появились муниципальные публичные дома, по всей Европе были популярны небольшие частные бордели. Обычно содержательницами подобных заведений были взрослые женщины. Помимо надзора за своими подопечными, они нанимала на работу новеньких (всех, кроме монахинь-беглянок и девушек младше тринадцати-четырнадцати лет), давали им инструкции по соблюдению гигиены, а также уведомляли клиентов о существующих правилах и следили за их исполнением.

Согласно указаниям, девушка не могла заниматься сексом с молодыми людьми младше шестнадцати лет и с мужчинами из тех же мест, что и она. Христианские проститутки не должны были ублажать евреев и мусульман: как только они видели обрезанный член, они сразу же отказывались предоставлять интимные услуги. Анальный и оральный секс были также запрещены, так как считались нечистыми и греховными. Во всех борделях основной позицией в сексе была «миссионерская», поскольку только ее разрешала церковь как на брачном ложе, так и в домах терпимости.

Сравнивая с интимными услугами, оказываемыми сегодня, средневековый секс, безусловно, был очень традиционным и чрезвычайно чистым! «Перед совокуплением женщина должна помыть свои внутренние органы с помощью пальца, обернутого в шерстяную материю, и всюду вытереться абсолютно чистой суконкой. Затем она должна раздвинуть ноги как можно шире, чтобы вся влага вышла наружу. Потом она еще раз должна вытереться и слегка промокнуть свои гениталии присыпкой и розовой водой. Только теперь она готова к соитию». Такую рекомендацию давал итальянский врач Тротула из Салерно (Trotula of Salerno) всем блудницам, которые готовились ко встрече с клиентом. Эти знания передавались от содержательниц борделей к своим подопечным по всей Европе.

Начиная с XIV века, практически везде было запрещено посещать бордели во время Великого поста и других важных религиозных праздников. К XV веку эти праздники сократились до Рождества и пасхальной недели. Помимо церкви на частные бордели стали оказывать влияние и местные власти. В частности, они регулировали часы их работы.

Помимо популярных частных борделей проституция существовала и в банях. В них за небольшую доплату можно было снять комнату с привлекательной девушкой или привести свою. Любая женщина, которая производила впечатление целомудренной дамы, с легкостью могла предаться любовных утехам со своим любовником под предлогом посещения бани. Сначала оплачивался вход в баню, а по выходу из нее оплачивались услуги, которые были предоставлены, в том числе и интимные. В норвежском городе Берген первые бани были построены в 1230-х годах по приказу короля. В Англии, Германии и других северных странах большей популярность пользовались именно бани, а не бордели.

Наконец, были и независимые проститутки, которые работали сами на себя. Их можно было встретить повсюду: на парапетах и набережных, в парках и переулках, на мостах и пустырях, - везде, где можно было ненадолго укрыться от посторонних глаз. Так как в средневековом городе было не так-то просто уединиться, блудницы не особо переживали, когда за ними подглядывали. Например, в 1400 году во Флоренции некая женщина по имени Салваза была осуждена за нелегальную проституцию после того, как один из свидетелей заявил о том, что регулярно наблюдал за ней, обнаженной, и что в постели с мужчинами она вытворяла все те непристойные вещи, которые исполняли проститутки.

Что касается клиентов этих самых борделей, бань и «внештатных» проституток, то большая часть состояла из молодых и неженатых мужчин. Что бы ни говорила церковь про секс, средневековое общество всегда терпимо относилось к добрачным связям и супружеским изменам. Проституция, прежде всего, рассматривалась как способ удовлетворения сексуальных потребностей молодых людей, которые никак не могли совладать со своими желаниями. Более того, она действительно защищала почтенных жен и целомудренных дочерей от групповых изнасилований и, что самое интересное, даже самих юношей от соблазна изведать гомосексуальную любовь. Для церкви все это было важно, поскольку мужчины все чаще стали жениться в более позднем возрасте - от двадцати до двадцати девяти лет. Это было связано с тем, что подмастерья, молодые ремесленники и студенты хотели сначала получить профессию, а затем уже заводить семью. Других же молодых людей от женитьбы удерживали большие выкупы невесты и большие затраты на свадьбу. Поэтому к концу Средних веков и церковь, и светские власти официально разрешили юношам старше 16 лет появляться в борделях и пользоваться интимными услугами блудниц.

Церковь и светские власти

В средневековой Европе позиция церкви и светских властей по отношению к проституции была двойственной: с одной стороны, они ее осуждали, с другой – относились к ней весьма терпимо. Также как и сам секс, они воспринимали ее как неизбежное зло. В 1358 году Великий Совет в Венеции даже заявил, что проституция «просто необходима миру». Конечно, церковь никогда не упускала возможность уверовать прихожан в том, что пользоваться услугами развратниц это неправильно. Однако как однажды сказал сам Блаженный Августин: «устрани блудниц и город придет в смятение». Терпимость церкви к проституции была скорее вынужденная.

Тем не менее, церковь пыталась бороться с проституцией, но делала это деликатно. Во-первых, она заявила о том, что все женщины легкого поведения должны различаться от благопристойных дам по некоему опознавательному знаку. В XIII веке священнослужители считали, что проститутки должны иметь свою форму одежды, которую устанавливали городские власти. Например, в Тулузе (Франция) этим особым отличием был белый бант, в Вене (Австрия) – желтый шарф, в Лейпциге (Германия) – желтая накидка с синей каймой, в Берне и Цюрихе (Швейцария) – красная шляпка, в Дижоне и Авиньоне (Франция) – белая повязка на руке.

Несмотря на то, что жрицам любви запрещалось носить дорогую одежду и украшать себя ювелирными изделиями, многие из них одевались по своему усмотрению. В крупных городах, таких как Париж и Венеция, богатые куртизанки с каждым годом становились все заметнее и порой даже затмевали своими нарядами аристократичных барышень. Как утверждает американский историк и сексолог Верн Булло (Vern Bullough), в Средние века даже существовало негласное правило: тот, кто видел блудницу, одежда которой не соответствовала ее официальному «дресс-коду», имел право раздеть ее на месте. Зачастую этим пользовались сами чиновники, которые после изъятия дорогих нарядов и украшений перепродавали их своим знакомым.

Во-вторых, церковь требовала, чтобы проститутки были изолированы от городской жизни. В 1213 году Совет в Париже постановил: «Мы запрещаем публичным проституткам жить в пределах города, и приказываем их изгнать так же, как прокаженных». Подобные попытки выгнать из городов женщин, торгующих своим телом, предприняла и Италия, но безрезультатно. Потребность в блудницах была чрезвычайно велика, причем не только со стороны молодых людей, но и со стороны взрослых женатых мужей и даже лиц духовенства. Поэтому многие средневековые города решали проблему, изгоняя проституток в определенные районы. Такие кварталы изначально были неблагополучными, а если не были, то обязательно ими становились. Названия многих улиц, на которых трудились развратницы, содержали слово «роза», поскольку в те времена существовало популярное выражение «сорвать розу», означавшее «снять проститутку».

Наконец, помимо дресс-кода и обособленности, церковь также делала упор на возможность исправиться, призывая блудниц выходить замуж или становиться монахинями. Римский папа Иннокентий III (Pope Innocent III) поощрял всех истинных христиан помогать павшим грешницам и даже отпускал грехи тем, кто брал их в жены. Более того, для тех проституток, которые решили бросить свою профессию, строились специальные религиозные приюты. Для них в 1227 году был специально учрежден орден Марии Магдалины, символизирующий образ кающейся блудницы. Церковь также поощряла христиан делать пожертвования подобным заведениям. Многие прихожане даже даровали им свою собственность, в результате чего некоторые «дома Марии Магдалины» значительно обогатились. Например, в XIV веке у одного из венских «пристанищ» было более 30 наделов в близлежащих окрестностях. Забавно, но далеко не все приюты преследовали цель «перевоспитать» грешниц. В качестве примера можно привести приют в Вене, известный как «Дом души» (Soul House), который был учрежден в 1480 году Фридрихом III (Emperor Frederick III). Последний император Римской империи также даровал обитательницам дома право продавать вино, которое производилось на виноградниках, относившихся к поместью. Но когда он узнал, что они зарабатывали торговлей не только вином, но и своим телом, то тут же прикрыл это заведение.

Что касается светских властей, то в Англии одним из первых правителей, кто стал регулировать проституцию на благо общества и самих трудящихся, был король Генрих II (Henry II of England). В 1161 году он издал указ в отношении борделей, находящихся в районе Саутварк (Southwark), вблизи Лондона. Во-первых, они должны были платить налоги епископу Винчестерскому, к округу которого этот район относился. Даже самих проституток называли «винчестерскими гусынями». Во-вторых, бордели не должны были работать во время религиозных праздников, заседания парламента или совета, проводимого королем. В-третьих, публичным домам запрещалось брать на работу беременных, замужних женщин и монахинь. В-четвертых, блудницы не должны были в открытую приставать к мужчинам на улице, а оплату за свои услуги могли получать лишь в том случае, если проводили с клиентом всю ночь. В-пятых, в борделях посетителям не должна была предлагаться ни еда, ни алкогольные напитки. В-шестых, проституткам разрешалось только работать в публичных домах, но не жить в них. Наконец, они должны были периодически проходить медицинские осмотры, а если кто-то хотел уйти из бизнеса, то никто не мог этому помешать.


Источник: http://medieval.roleforum.ru/viewtopic.php?id=103




Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Бар загар в максимире Прически с фатой - 100 лучших вариантов
Бар загар в максимире Лечение волос - консультации трихолога в Уфе, курсы против
Бар загар в максимире Декретный отпуск по уходу за внуком
Бар загар в максимире Чем полоскать зуб после удаления: чтобы быстро зажило
Бар загар в максимире Культура России Википедия
Бар загар в максимире Чем полоскать рот после операции по удалению зуба?
Бар загар в максимире Что такое swag? Русский вариант - свэг, значение слова
Бар загар в максимире Московский ОМОН (37 фото)
Удаление зуба мудрости (восьмерки) ФГОС ДО. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ВОСПИТАТЕЛОДГОТОВИТЕЛЬНОЙ К Швейные фабрики в Новосибирске ЯП файлы - Вот это поворот гифка Свадебный букет из калл. Pulse Fashion Виды трансформации листьев и их использование - Форум Как подстричь когти собаке той терьер ХэппиДогс